Интернационализм

Антон Ерохин: К вопросу о пролетарском интернационализме

В современной российской левой и анархической среде вопрос о пролетарском интернационализме часто сводится к «одинаковому осуждению обеих воюющих сторон» и борьбе против национальных предрассудков. Если со вторым пунктом всё понятно, то как быть с первым?

Многие анархистские паблики абсорбируются от темы этнического угнетения, сводя всё сугубо к классовой борьбе, что не совсем верно, так как классы и государство являются производными от различных форм неравенства, в том числе и этнического, гендерного и подобных и , как уже было сказано, государства и классы вообще не исчезнут без исчезновения всех угнетательских общественных отношений, так как первые порождены последними, а не наоборот. Национально (на постсоветском пространстве более распространен данный термин, что не идентично слову этнически, но схоже с ним) русский народ, как титульный народ империи, метрополии, имел привилегии по сравнению с другими народами, порабощенными русским государством. Русский колониализм возникает после свержения татаро-монгольского ига, продолжается русским империализмом и на данном историческом этапе существует в форме неоколониализма и неоимпериализма. Но российские левые игнорируют эти темы в силу того, что они зачастую сами являются рабочей аристократией, с удовольствием пользуются теми крохами сверхприбыли, которыми с ними делится национальная буржуазия, и не хотят выступать против собственных привилегий.

Процитируем либертарного коммуниста, Марлена Инсарова:

«Если говорить о современной России вообще и современной Москве в особенности, то говоря о пролетарских низах, нужно говорить в первую очередь о проблеме мигрантского пролетариата. К современной Москве полностью применимы слова Маяковского о США 1920-х годов: белую работу делает белый, черную работу делает черный. Тяжелый физический труд и положение в низах пролетариата прочно заняты «понаехавшими», меж тем как коренные москвичи работают в офисах и могут жить, сдавая свои квартиры. Это социальная реальность, которую невозможно изменить, игнорируя ее. Без участия мигрантского пролетариата ни о какой революции, ведущей к прогрессивным преобразованиям, в России не может быть и речти. Меж тем левацкие группы в большинстве своем игнорировали и игнорируют эту проблему и состоят из коренных москвичей. Эти коренные москвичи (а именно к этой категории, сколь мы знаем, принадлежат в большинстве своем пропагандисты анационализма) могут сколько угодно пропагандировать чистый анационализм и лозунг «никакой борьбы кроме классовой!», только напоминает все это, в еще более карикатурном виде, французских прудонистов эпохи Первого Интернационала, которые проповедовали отрицание национальной борьбы и единство всех трудящихся на чистом французском языке, потому что других языков не знали и знать не хотели».

Здесь мы попадаем в ловушку: ведь настоящий пролетарский интернационализм есть поддержка угнетенных против угнетателей-всегда, в том числе и угнетенных этносов в их национально-освободительной борьбе, в том числе и потому, что как мы видим из цитаты выше, это есть и классовая борьба!

Но российские леваки продолжают игнорировать данный вопрос, неся околесицу про то, что якобы последовательные пролетарские интернационалисты говорят об «угнетенных таджикских буржуях» или «об угнетенном Порошенко» не понимая, что этносы это не отдельные люди , далекие от какого-либо угнетения вообще, но объективные общественные отношения, под влиянием которых находятся огромные массы простого народа. Курьезным было читать со страниц одного анархо-паблика критику феминизма по такой же логике: якобы Екатерина 2 доказала, что патриархата нет, став императрицей. Эти «анархисты» так и не поняли, что императрицей она стала в системе патриархата же, была туда встроена. При ней крестьянкам не стало житься легче и они по прежнему имели третьестепенное значение после домашнего скота.

Другие вообще говорят об угнетенном РУССКОМ народе, который в национальном смысле наоборот, довольно привилегированный. Да, российский рабочий класс чудовищно угнетен социально, но русский народ не угнетен национально, как , к примеру, и мужчины не угнетены гендерно. Левые сторонники русского имперского шовинизма, которые отрицают тот факт, что русские являются угнетающей нацией и более того — выдумывают нелепости типа того, что говорят о потребности «русской национально-освободительной борьбы», потому что сами русские якобы угнетены «сионо-американскими» империалистами и даже рабами-гастарбайтерами из Средней Азии, при том что в последнем случае на самом деле все наоборот, и именно русские угнетают иммигрантов, а не иначе.

Т.е. это русские имперские шовинисты «навыворот», которые прикрывают свой имперский шовинизм «левой», «национально-освободительной», «антиимперской» риторикой и доходят в этом до полнейшего абсурда, когда колонизаторов объявляют колонизированными, а колонизированных наоборот объявляют колонизаторами, черное называют белым, а белое черным.

Вот что по этому поводу сказал Владимир Ленин: «Одинаково ли действительное положение рабочих в угнетающих и в угнетенных нациях с точки зрения национального вопроса?

Нет, не одинаково.

1. Экономически разница та, что части рабочего класса в угнетающих странах пользуются крохами сверхприбыли, которую получают буржуа угнетающих наций, сдирая всегда по две шкуры с рабочих угнетенных наций. Экономические данные говорят, кроме того, что из рабочих угнетающих наций больший процент проходит в «мастерки», чем из рабочих угнетенных наций, — больший процент поднимается в аристократию рабочего класса (См., например, английскую книгу Гурвича об иммиграции и положении рабочего класса в Америке («Immigration and Labor«). Это факт. Рабочие угнетающей нации до известной степени участники своей буржуазии в деле ограбления ею рабочих (и массы населения) угнетенной нации.

2. Политически разница та, что рабочие угнетающих наций занимают привилегированное положение в целом ряде областей политической жизни по сравнению с рабочими угнетенной нации.

3. Идейно или духовно разница та, что рабочие угнетающих наций всегда воспитываются и школой, и жизнью в духе презрения или пренебрежения к рабочим угнетенных наций. Например, всякий великоросс, воспитывающийся или живущий среди великороссов, испытывает это.

Итак, в объективной действительности по всей линии различие, т. е. «дуализм» в объективном мире, независящем от воли и сознания отдельных лиц».

Нам, революционным интернационалистам, ясно: системное угнетение, будь оно классовым, этническим, расовым или гендерным, должно уйти на свалку истории. Курды сейчас показывают хороший пример не только классовой, но и национально-освободительной борьбы, впрочем, как и борьбы за гендерное равноправие. Мы всегда будем осуждать тех, кто под мнимыми лозунгами «равенства и нейтралитета» будет пропагандировать имперщину и эксплуатацию.

С угнетенными против угнетателей — всегда!

Антон Ерохин

*Мнение автора может не совпадать с мнением редакции или отдельных представителей редакции
**Конструктивная дискуссия всячески приветствуется, присылайте ответы на статью на leftblock@riseup.net