Василий Кузьмин: Гиперболоид инженера Светова и наши выводы

Не вижу большого смысла разбирать другие организации и их деятельность, но новый проект Михаила Светова «Гражданское общество» – случай особый. Сейчас им удалось значительно хайпануть с весьма сомнительной кампанией #RussianLivesMatter. Пока оставим в стороне этнонационалистический дискурс и вопросы лингвистики. Куда интереснее разобраться, что же за организация была создана в начале этого года иконой отечественного либертарианства.

На их сайте нашему вниманию первым делом предлагается манифест. Включает он в себя шесть пунктов (что чисто количественно неплохо, ибо емко и воспринимаемо). За что предлагают бороться Светов сотоварищи? Люстрация, федерализация, отмена пенсионной реформы, реформа земельная, отмена репрессивного законодательства и освобождение политзаключенных, лишение чиновников права голоса. Отмена репрессий и пенсионной реформы вопросов не вызывают. Преследование инакомыслящих и социальный геноцид должны быть уничтожены на корню и сиюминутно, требования понятны любому здравомыслящему человеку и — что важно! – реально выполнимы. Дальше идут два фетиша. Первый — люстрацию высших должностных лиц различных ветвей власти и высших чинов силовиков. Сняли или наказали одних – и что дальше? Если не поменять систему в корне, на их место опять придут другие и будут ничуть не лучше. Путин тоже периодически показательные порки среди чиновничества устраивает, царь хороший, бояре плохие. Так что фетиш фетишем, а даже на ноу-хау не тянет. Примерно то же самое и с федерализацией. Даже если такое и произойдет, то мы получим удельные княжества местных царьков. И будет примерно как сейчас в Норильске, который фактически контролирует олигарх Потанин. Ни полицейское государство, ни рыночек порешать произошедшую экологическую катастрофу не смогут. Федерализация без реального самоуправления – не больше, чем фикция. Но об этом в «Гражданском обществе» предпочитают молчать. Пункт о земельной реформе просто невнятен и непонятен. Речь идет о неком честном черном переделе? Или землю просто будут захватывать по принципу «кто сильнее, тот и прав»? Такой вариант в своей главной работе описывал Маркс, а у сегодняшних сильных мира сего есть корпоративные армии, покруче войск в средневековой Англии. Выгодополучение богатств из этого же пункта звучит более заманчиво, но тогда почему бы просто не превратить это в требование введения базового дохода за счет природной ренты? Лишение чиновников права голоса? Последний пункт тоже звучит смешно и жалко. Чиновники – это не особый класс, они все равно обслуживают интересы богатых. Поэтому ни их замена, ни отстранение от выборов небольшого процента населения погоды не сделают. Полный слом нынешней электоральной системы и введение более прогрессивных механизмов прямой демократии стали бы решением проблемы, а полумера останется полумерой. На этом, собственно, пункты заканчиваются. Прямо скажем, слабовато. Всего два однозначно положительных требования, причем ключевые вопросы не ставятся в повестку вообще. Что же, возможно это шанс для иной, гораздо более адекватной силы.

А дальше мы узнаем, что «Гражданское общество» — движение фракционное. И тут начинается реальный час потехи. Достаточно просто взглянуть на список фракций на сайте:

Скриншот с сайта «ГО»

Одно соседство фракции русских националистов и фракции ЛГБТ доставляет чуть более чем полностью, а еще и христианская фракция имеется. Студенческая фракция выглядит крайне сырой и скорее служит намеком на целевую аудиторию. Либералы, либертарианцы, трансгуманисты, феминистки, защитники интернета. Полнейший Ноев ковчег. Вот как, интересно представители христианской и феминистической фракции будут вести диалог о праве на аборт? Помогут ли русские националисты ЛГБТ фракции организовать проведение гей-парада? Проходящая в уставе красной нитью линия «не вступать в публичные конфликты, не препятствовать деятельности других фракций» служит не самым плохим спойлером политического будущего «Гражданского общества». Отсутствие какого-либо подобия левой фракции легко объяснимо агрессивной позицией националистов, поддерживающих Трампа в его нападках на антифашистов. Все в духе риторического вопроса «если государство сажает антифашистов, то какое это государство?» Да, это будут именно прилизанные по европейскому образцу нацисты, без капусты в бороде и свастик на лбу. Но внутреннее содержание от этого не поменяется.

Теперь самое время вернуться к этико-лингвистическому скандалу с #RussianLivesMatter. Стоит ли революционным социалистам бояться употребления слова «русский»? Абсолютно нет! В подобном самоопределении нет ничего преступного, как бы это ни казалось фанатичным космополитам. Важно, в каком дискурсе это употребление происходит. Если имеется в виду тотальное притеснение русских приезжими (то есть полное сопоставление русских с угнетаемым черным населением США) – то это чушь собачья. Это контрреволюционный жест и камень в основу фундамента нового рейха. Если речь идет о взывании к генетической памяти русских как носителей общинного сознания и бунтарского духа, то это более чем оправданно и желательно. Здесь этнонационалистический дискурс меняется на адекватный народно-освободительный. Русские (как и представители других наций) действительно находятся под гнетом царя и олигархов (держащих капиталы за рубежом). Это вопрос правильного отношения к истории. Оставим домострой, крепостничество и хруст французской булки сегодняшнему царю и его придворным. Есть национальный позор и есть национальная гордость. Разин и Пугачев, декабристы и Герцен, «Народная Воля» и эсеры-максималисты – русским действительно есть чем гордиться. Антифашисты, защищавшие Химкинский лес, в начале десятых делали движение «Русские против фашизма» и это было абсолютно правильной линией. Народно-освободительная борьба означает выход на самую широкую аудиторию, не случайно охранительский НОД так стремится изгадить само это понятие самим своим существованием.

Необходимо принять факт, что проект Светова, при всех его очевидных нестыковках и минусах, существует сегодня и не исчезнет завтра в полдень. Конечно, его реальный потенциал на деле возможно будет полноценно оценить только после пандемии, но определенный потенциал и аудиторию движение имеет. Можно ли в будущем участвовать в крупных мероприятиях, организуемых «Гражданским обществом», стоять с ними на одних площадях? На этот вопрос есть лишь один правильный ответ – «придется». Для того, чтобы бороться за протестную аудиторию. Для того, чтобы пытаться образумить и отбить их молодой актив. Для того, наконец, чтобы из-за собственного чистоплюйства не прос*ать революционную ситуацию и в итоге возглавить ее. Светов и его движение – наши идейные противники со многих сторон, но все же не враги. Концентрироваться надо на борьбе с главным злом, а оно сегодня засело в Кремле и не собирается сдавать корону в ближайший десяток лет.

Чему можно поучиться у Светова? Конечно, не самой попытке скрестить ужа с ежом. Но формально нейтральное оппозиционное движение в нынешних условиях выглядит правильно. Хотя меня, как огромного поклонника сибирского панка, и передергивает от прописанных в их уставе допустимых сокращений «Гр. Об.» или «ГО», бренд Светов выбрал хороший. Именно фракции своим адовым контрастом все портят, а так он смог бы переиграть всех и получить в свои ряды еще больше протестной молодежи. Второй большой плюс – акцент на уличные действия. Если делать все правильно, то молодежь идет к самым буйным и радикальным, невзирая на названия и штампы. Организованность и работу на медийном фронте тоже стоит похвалить и перенять, но тут нужно понимать нашу неравность стартовых возможностей. Деньги в «Гражданском обществе» явно водятся, ибо подобные проекты фактически не могут функционировать на серьезном уровне как минимум без помещений и освобожденных сотрудников.

Есть ли у нас конкурентные преимущества перед Световым и его организацией? Прямо скажем, на сегодняшний момент их крайне немного. И без того проблемное, склочное и нищее левое движение теперь еще и разъедает триппер кружковщины. Одни играют в красное реконструкторство, другие эскапируют в субкультуру, третьи годами штудируют теоретиков 19 века. Все одинаково бесполезны. Для того, чтобы вернуть себе статус политического субъекта и хотя бы немного уравнять стартовые возможности с национал-либертарианцами, предстоит пройти через серьезные перемены. Первый необходимый шаг – радикальный ребрендинг. Нужно забыть все «измы», «левых» и прочие ласкающие слух названия. Они понятны и притягательны лишь для нас самих и небольшой части населения, а для большинства скорее являются дополнительным барьером для прихода в организацию. Надо исходить из того, что наш единственный союзник – народ и делать вход максимально простым хотя бы на пресловутом вербальном уровне. Нейтральное название станет хорошим импульсом, а идейное наполнение все равно зависит от непосредственной деятельности. Второе – покинуть зону комфорта и отбросить лишние иллюзии. Верхушки левых организаций все равно не смогут договориться между собой, никакие общие фронты сегодня невозможны. Максимальный их итог – просиживание штанов на никому не нужных оргкомитетах, где полгода обсуждают первомайскую демонстрацию, а другие полгода – 7 ноября. Смысла работать на некое абстрактное «общее благо левого движения» тоже ноль. Третье – не стесняться быть популистами. Тут скорее надо поучиться уже у Навального, который год из года в наглую присваивает себе левые слоганы, слегка ретушируя либеральной риторикой. Популизм – это не ругательное слово, а путь к политической субъектности. Четвертое – понять, что наши людские, финансовые и медийные ресурсы крайне ограничены. Важно перестать пытаться объять необъятное и сосредоточиться на главных темах. На сегодняшний день можно выделить пять направлений:

  1. Борьба с установившейся диктатурой. На наших глазах в России фактически восстанавливается монархия. Это вызывает логичное возмущение граждан – преимущественно среди молодежи. На фоне грядущего кризиса рейтинг царя будет неизбежно падать и наша задача максимально подтолкнуть падающего, в том числе грамотно используя исторические параллели.
  2. Борьба с цензурой и полицейщиной. Эти явления порождаются диктатурой и будут крепнуть пропорционально падению ее рейтинга. Свобода слова, освобождение политзаключенных, свободный интернет, независимое творчество – это абсолютные и непреходящие ценности, способные принести немало политических очков их радетелям.
  3. Борьба с социальным неравенством. Олигархов ненавидят все, кроме самих олигархов. Разрыв между бедным и богатыми в период кризиса станет совсем огромным, поэтому крайне важно показать, кто и за чей счет жирует. Также один из удобнейших заходов на широкую аудиторию.
  4. Борьба за социальные гарантии. За это пытаются цепляться и Навальный со Световым, но их корни не дают делает это всерьез и заходить далеко. Под социальными гарантиями нужно понимать и возвращение достойного соцпакета, и введение безусловного базового дохода, и противостояние недобросовестным работодателям. Важно не спорить о том, что важнее, а стремиться к максимальной активности, которая сможет обеспечить результат.
  5. Борьба за экологию. Последний, но не последний по важности пункт. «Гражданское общество» полностью проигнорировало это тему по понятным причинам – проблемы окружающей среды неразрешимы в рамках дорогого им капитализма. Собственно, флаг нам в руки.

Прочие темы стоит игнорировать просто по причине нехватки сил. Отдельное спасибо «Гражданскому обществу» за акцент на феминизме и проблемах ЛГБТ. Забирайте, совершенно не жалко. Ничего личного, просто не до этого. Мы за равноправие, но по примеру «Народной Воли». Поверьте, Софья Перовская и Вера Фигнер пользовались огромным авторитетом в организации не за то, что отстаивали право не брить ноги или использовать феминитивы. А желающим пропагандировать ценности ЛГБТ советую блеснуть этим умением среди, условно говоря, участников тюремного бунта в Ангарске.

Student protests against education reform in Santiago , Chile (Photo: Reuters/Eliseo Fernandez)

Единственный серьезный козырь, который мы сможем разыграть при выполнении вышеперечисленных условий – наша целевая аудитория, революционный субъект. Я сейчас не про влажные фантазии о мускулистых рабочих с завода, которые возникают у многих наивных либо уже впавших в маразм леваков. Да, поддерживать их в трудовых конфликтах можно и должно по определению. При этом важно понимать, что конкретно вербовочного смысла эти мероприятия не имеют. Мы действуем ради рабочих, но для пополнения рядов революционного авангарда они в большинстве своем не годятся. Виной всему семейные и трудовые кандалы, к сожалению. Сегодня только молодежь сегодня может стать серьезным врагом системы, не распыляемся и концентрируемся на ней. Светов это понимает не хуже нас, но тут есть одна тонкость. «Гражданское общество» имеет родовую травму хипстерства. Гламурные девочки и мальчики в футболках про люстрацию с клубничками. В странах со столь суровым политическим климатом, как у нас, революции не делаются за стаканчиком смузи на аниме-вечеринках. В час икс потребуется совершенно другая аудитория. Сейчас эти ребята и девчонки зачастую попадает в ультраправый лагерь (именно к тем нацикам «неевропейского» типа) с рабочих окраин провинциальных городков. Ненависть рождается в наших кварталах, ненависть уже родилась, как поет Сантим. Перевести гнев в нужное русло (пока эти люди еще не потеряны) – наша важнейшая задача. Это реальный антифашизм, между прочим, в отличие от ношения модных шмоток, субкультурной музыки и крайне редких в наши дни уличных стычек. «Помни, кто твой настоящий враг!» — рефрен из «Голодных игр» должен быть обязательно взят на вооружение революционными социалистами. Чтобы победить, нам нужно стать не гражданским, а народным движением. А для этого важно не вешать на народ заведомо негативные или желаемые ярлыки. Время осознать все и измениться подобающим образом еще есть, но его крайне немного. Отсчёт уже идёт.

Василий Кузьмин

Точка зрения авторов статей на портале leftblock.org является их личным мнением и может не совпадать с мнением редакции портала.